ЭКОНОМИКА
Справедливые налоги
Фонд развития (Стабфонд)
Свободный рубль
«Чистые» деньги
Ответственная курсовая политика
Отказ от стерилизации ликвидности
Запрет госзаймов
Ограничение квазидолга страны
Приватизация производств
Рыночный контроль цен
Надежность банковской системы
Возврат «замороженных» вкладов

 

АКТУАЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ

 

Версия для печати

Полит.Ру

22.10.2002

«Валютная неволя в правовом поле»

Андрей Черепанов

В четверг на заседании правительства планировалось рассмотреть новую редакцию закона "О валютном регулировании и валютном контроле", однако обсуждение уже во второй раз было перенесено. В первый раз это произошло потому, что премьер-министр Михаил Касьянов счел проект недостаточно либеральным и посоветовал разработчикам документа - Минфину и ЦБ - учесть предложения Минэкономразвития и РСПП.

Тем не менее, несмотря на попытки достигнуть компромисса, ведомствам не удалось выработать согласованную позицию по этому вопросу. Дискуссии о валютной либерализации продолжаются.

 

В своей статье председатель Совета Московской международной валютной ассоциации Андрей Черепанов рассматривает эту проблему с либеральных позиций. По мнению автора, валютное законодательство страны должно быть полностью очищено от административной "шелухи", поскольку любые валютные ограничения противоречат Конституции. Кроме того, в сфере экономики эффективно может быть применение только экономических мер, а администрирование не может принести ничего кроме вреда.

 

Автор - председатель Совета Московской международной валютной ассоциации (ММВА)

 

Утверждение о том, что действующая редакция Закона "О валютном регулировании и валютном контроле" (от 9 октября 1992 года) безнадежно устарела, публично уже и не дискутируется. Все специалисты открыто признают факт принципиального изменения экономической, политической и, если хотите, психологической обстановки в России за десятилетие, прошедшее с момента принятия этого нормативного акта. В далекое и, хотелось бы надеяться, безвозвратное прошлое ушли такие привычные ранее явления, как тотальный дефицит валюты, отсутствие реальных рыночных отношений, хроническая нестабильность российского рубля. Насколько помогало административное валютное регулирование преодолевать последствия этих явлений и помогало ли вообще, обсуждать пока не станем. В любом случае ясно, что мотивы действующего регулятивного законодательства должны быть серьезно скорректированы. Но вот каким образом, законодателям и предстоит в самое ближайшее время выбрать.

 

А выбирать есть из чего, поскольку имеется несколько вариантов проекта нового закона. Причем принципиально отличающихся друг от друга в степени либерализации - от косметического послабления норм до разрешения полной свободы действий. Поэтому и идут жесткие дебаты представителей бизнеса, чиновников и депутатов, их закулисные консультации. И все идет к тому, что нас ожидает выработка и последующее принятие некоего компромиссного решения, которое худо-бедно устроит все силы, обладающие серьезным лоббистским ресурсом. А в дальнейшем - "вечный бой" за совершенствование валютного законодательства в целях улучшения делового климата в России с новыми дискуссиями за круглыми столами, привлечением экспертов - практиков и ученых-теоретиков, походами видных бизнесменов к президенту, растратой очередных десятков тысяч человеко-дней и уймы материальных ресурсов.

 

Тот прав, кто не нарушает прав

Однако зачем самих себя обрекать на такие лишения, если достаточно обратиться к тексту российской конституции, чтобы определить единственно возможный образ действий и понять, что все иные являются неконституционным, а значит -преступными?

 

Итак, перед нами российская конституция. И первые же ее слова, после преамбулы и статьи о том, что Российская Федерация "есть демократическое правовое государство", гласят: "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства" (статья 2). Таким образом закрепляется приоритет ценности, верховенства человека, его прав и свобод. Не человек обязан жить и действовать в целях обслуживания государственного механизма, а само государство существует ради человека, и главная обязанность органов власти - признание, соблюдение и защита прав и свобод человека.

 

Перечень прав и свобод человека достаточно объемен, и нет нужды приводить его здесь полностью. Но право частной собственности, наряду с правом неприкосновенности личности, свободы совести и избирательного права, исторически было первым из набора общепризнанных и защищаемых прав человека. Уже более двух веков назад законодатель прекрасно понимал, что государственная защита имущественных прав каждого гражданина является залогом успешного развития всего общества. И лишь затем в конституциях государств закрепились такие общечеловеческие ценности, как право на труд, образование, здоровую окружающую среду и т.д. Разумеется, и в российской конституции определяется, что "право частной собственности охраняется законом" и "каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им..." (части 1 и 2 статьи 35).

 

Думаю, не стоит особо останавливаться на доказательстве очевидного факта, что право частной собственности на валютные ценности должно защищаться государством в той же степени, что и право на любое иное имущество, тем более что в следующем по важности нормативно-правовом акте - Гражданском кодексе Российской Федерации - прямо говорится о защите права собственности на валютные ценности "на общих основаниях" (статья 141).

 

Проверка на конституционность

Теперь перейдем к тому проекту, который подготовлен Минфином совместно с Банком России и имеет на сегодня, пожалуй, наибольший шанс стать основой нового валютного законодательства. Проверим ряд его положений на возможную неконституционность. Сразу отметим, что одним из своих постановлений Конституционный суд обосновал, что на объединения граждан - акционерные общества, товарищества и общества с ограниченной ответственностью (то есть на юридические лица) - в полной мере распространяются гарантии соответствующих прав и свобод человека и гражданина.

 

Начнем со статьи законопроекта "Внутренний валютный рынок". В одном из его пунктов говорится: "Купля-продажа иностранной валюты производится в Российской Федерации ... в порядке, который устанавливается Центральным банком Российской Федерации и может предусматривать ... установление целей покупки ... и требование о дальнейшем использовании купленной иностранной валюты". Этот текст хотя непосредственно и не касается прав на валютные ценности (они еще не появляются), но все же ущемляет права собственников - пока только собственников рублевых средств. Им уже кто-то начинает диктовать случаи, когда они могут потратить заработанные деньги на покупку одного из видов имущества (валютных ценностей), а когда - нет.

 

То же касается и положений об обязательной продаже части экспортной валютной выручки. Экспортеров в административном порядке принуждают продавать честно заработанную валюту. Причем исключительно на валютных биржах и Банку России. И лишь в отдельных, специально определенных случаях - непосредственно уполномоченным банкам (кстати, законопроектом предусмотрено лишение президента ныне имеющегося у него права устанавливать порядок обязательной продажи и передача его одному из участников рынка - Банку России). Это - в чистом виде нарушение прав собственника. Хотя и предполагается, что экспортер получает равноценное возмещение при таком "принудительном отчуждении имущества для государственных нужд", конституция запрещает осуществлять такие действия "иначе как по решению суда" (часть 3 статьи 35).

 

Несколькими статьями законопроекта предусмотрено совершение резидентами операций с принадлежащими им валютными ценностями только при наличии индивидуального разрешения, выданного правительством или Банком России. Собственник валюты не может своей волей получить или предоставить финансовый кредит, перевести денежные средства за рубеж, например в оплату доли в уставном капитале предприятия с целью извлечения прибыли или на покупку недвижимого имущества. Он вынужден что-то доказывать чиновникам, уговаривать, заинтересовывать их, а иногда и унижаться, чтобы это разрешение получить. А ведь его могут и не дать. Где же здесь государственная защита прав владения (фактического обладания имуществом), пользования (применения полезных свойств имущества для себя) и распоряжения (совершения юридически значимых действий в отношении принадлежащего имущества)? Этими правами по чьей-то прихоти начинают обладать и пользоваться сотрудники посторонних организаций.

 

Об ограничении прав и свобод

Ради справедливости необходимо отметить, что конституция позволяет в некоторых случаях вводить ограничения прав и свобод. Эта возможность прописана в части 3 статьи 55: "Права и свободы ... могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства". Из данного текста следует, что ограничения считаются конституционными лишь при одновременном соблюдении трех условий. Во-первых, они должны прямо предусматриваться федеральным законом (в нашем случае это условие соблюдается). Во-вторых, должно быть однозначно доказано, что конкретные ограничения жизненно необходимы, то есть без них достижение заявленных целей в принципе невозможно (однако никто и не пытается добиться выполнения этого условия, понимая бесперспективность таких попыток). И наконец, в третьих, при их принятии должна достигаться хотя бы одна из шести вышеприведенных целей.

 

Но сторонники валютных ограничений будут подняты на смех, если решаться обнародовать в качестве искомых целевых установок защиту основ конституционного строя, нравственности, здоровья и обеспечение обороны страны. И две оставшиеся цели никакого значения для признания конституционными валютных ограничений также не имеют. Так, "права и законные интересы других лиц" вполне надежно защищены и без наличия у таких лиц валютных ценностей, ранее принудительно отчужденных у законных владельцев. А под "безопасностью государства" отнюдь не понимается что-то вроде экономической безопасности, как бы этого кому-то ни хотелось. Закон "О безопасности" отрицает расширенное толкование этого термина, подразумевая под основными объектами безопасности государства только его конституционный строй, суверенитет и территориальную целостность (статья 1).

 

Приведенные некоторые иные положения рассматриваемого законопроекта противоречат не только конституции, но и Гражданскому кодексу, и не только его ранее упомянутой 141-й статье. Судите сами: "...законодательство основывается на признании ... неприкосновенности собственности, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав..." (пункт 1 статьи 1) и "Граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права" (пункт 1 статьи 9).

 

Таким образом, выясняется, что широкий перечень государственных интересов не может служить основанием для нарушения прав собственности, даже если это предусмотрено федеральными законами. Если органы власти действительно желают создать цивилизованную базу развития России, то ее валютное законодательство должно быть полностью очищено от административной "шелухи". Надо понимать, что устранение всех валютных ограничений ничуть не ослабит экономическую безопасность государства, не приведет к дестабилизации. Как раз наоборот - и российский, и мировой опыт свидетельствуют о том, что в сфере экономики полезны лишь экономические меры, а администрирование не может принести ничего, кроме вреда.

ПОЛИТИКА И ОБЩЕСТВО
Противодействие коррупции
Ответственный суд
Эффективная власть
Свобода совести
Историческая справедливость
Профессиональная армия
Права частных работодателей
Порядок на дорогах

 

 

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
Конституция РФ
  Гражданский кодекс РФ
  Бюджетный кодекс РФ
  Налоговый кодекс РФ
  Трудовой кодекс РФ
  О Правительстве РФ
  О Центральном банке РФ
  О валютном регулировании
  О противодействии легализации (отмыванию) доходов
  Об ОСАГО

 

 

Проект национального развития некоммерческое учреждение разработки и реализации эффективных реформ

ПРОЕКТ НАЦИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

Программа реформ   Важные достижения   Устав   Участники Проекта