<< Вернуться

ММВБ

02.03.2001

«Конституционная экономика и статус Центрального банка»

 

Московская межбанковская валютная биржа (ММВБ) провела 2 марта 2001 года круглый стол на тему «Конституционная экономика и статус Центрального банка» с приглашением ряда ведущих экономистов и ученых.

 

Комментарий руководителя департамента внешнего долга Минфина России, члена совета ММВА Андрея Черепанова, направленного СМИ 14 марта 2001 года:

 

«Мы всеми силами инициируем диалог, но, к сожалению, он получается заочным и, соответственно, крайне затяжным, с неоднократным повторением каждой из сторон одних и тех же аргументов. Для меня не удивительно то, что нашим уважаемым оппонентам нежелательна сама прямая и открытая дискуссия. Им значительно надежнее тихо продолжать свое дело «стрижки административных купонов». Однако еще более нежелателен для них факт «предрешенности» валютной либерализации. Вот почему они вынуждены время от времени проявлять себя, «выходить на публику». Правда, эти действия порой весьма экстравагантны. Чего стоит, например, проведенный 2 марта т.г. в стенах ММВБ «круглый стол»! Можно лишь позавидовать предусмотрительности его организаторов. В лучших конспиративных традициях съездов партии большевиков был использован метод двойной защиты от проникновения неприятеля. Первый эшелон обороны строился на присвоении мероприятию наименования («Конституционная экономика и статус Центрального банка»), далекого даже от намека на обсуждение проблем либерализации валютного рынка. Второй оборонительный эшелон обеспечивался подбором участников. Приглашали только свои, проверенные кадры, а то, не дай Бог, кто-нибудь «испортит обедню», изложит на этом «междусобойчике» противоположную точку зрения!

Ясно, что обсуждение прошло по благоприятному для организаторов мероприятия сценарию под лозунгами, озвученными одним из советников ММВБ: «В случае смягчения валютного законодательства может произойти потеря контроля над ситуацией» и «Либерализация валютного рынка не является сама по себе первоочередной задачей, такой задачей является проведение структурных реформ».

 На этом  «круглом столе» было ЯВЛение и экономистов-«рыночников» (Ясин, Вьюгин и Лившиц). Но очень интересно по отчетам с этого мероприятия понаблюдать за их поведенческой метаморфозой. Действительно, людей словно подменили.

Выступление первого из них (по крайней мере, в той части, которая была опубликована) ограничилось констатацией того факта, что независимость ЦБ – «аксиома рыночной экономики». И никакой реакции на призывы других «депутатов съезда» об ужесточении режима валютного регулирования. А ведь в самом недавнем прошлом он совершенно справедливо называл обязательную продажу валютной выручки «дичью советской».

Второй «либеральный макроэкономист» в качестве потенциальных причин увеличения оттока капитала из страны назвал как отмену экспортно-импортного контроля, так и отказ от обязательной продажи части валютной выручки. Ему почему-то стало невдомек, что, во-первых, отсутствие (либо наличие) нормы обязательной продажи само по себе никоим образом не влияет на способность экономических агентов осуществлять капитальные операции и, во-вторых, главным стимулом движения капитала является поиск наиболее благоприятного инвестиционного климата, а не «мест заключения со строгим режимом».

Впрочем, он за последний месяц «отличился» далеко не единственный раз. Например, подменял понятия «слабый» и «слабеющий» рубль, после чего делал неверные выводы о направленности интересов инвесторов. Произносил реплики типа «Если мы откроем ворота, то экономика задохнется» (это опять же об отмене обязательной продажи). Мне всегда представлялось обратное – больше шансов задохнуться в замкнутом помещении. А информированием общественности о сознательном спокойном отношении Банка России к оттоку капитала (дескать, ему эта ситуация выгодна) он вообще крайне удивил сотрудников ЦБ.

Нельзя оставить без внимания и многократно озвученную мысль о том, что «ослабление каких-либо валютных ограничений должно происходить параллельно с изменением других макроэкономических параметров и делать это без параллельных мер нецелесообразно» или в ином изложении – «смягчение валютного регулирования – это цивилизованно и хорошо, однако цивилизованный подход не может использоваться только по одному узкому направлению». Но, может, есть все-таки резон в устранении бардака хотя бы в нашем валютном регулировании, где его присутствие перманентно в связи с неверной целевой установкой (на ограничение доступа к иностранной валюте в условиях значительного положительного сальдо торгового баланса), а потом приступить к расчистке других завалов? Конечно, хочется сразу стать богатым и здоровым, но так не бывает. Поэтому, видимо, все-таки стоит дать возможность экономике излечить для начала хотя бы одну свою болезнь, чтобы затем предоставить ей шанс выздороветь полностью и начать богатеть.

А третий из присутствовавших на мероприятии «экономистов либерального толка», ранее знавший ответы на все вопросы, на сей раз не смог предложить ничего лучшего, кроме как подождать с принятием решения о валютной либерализации по крайней мере до осени 2001 года, пока не появится ясность с динамикой цен на нефть и не станет полностью понятна ситуация с российскими долгами. Но оставил в неведении, почему ясность должна наступить именно осенью. Вроде, нефть и долги - это не цыплята. А его фразеологическо-цифровая конструкция, гласящая о том, что снижение норматива продажи «может создать трехкратную нагрузку на резервы ЦБ РФ, которые потребуются для сглаживания снижения курса рубля», вообще не поддается расшифровке».