ЭКОНОМИКА
Справедливые налоги
Фонд развития (Стабфонд)
Свободный рубль
«Чистые» деньги
Ответственная курсовая политика
Отказ от стерилизации ликвидности
Запрет госзаймов
Ограничение квазидолга страны
Приватизация производств
Рыночный контроль цен
Надежность банковской системы
Возврат «замороженных» вкладов

 

АКТУАЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ

 

Версия для печати

Газета «Ведомости» № 12 (2778)

26.01.2011

«Политическая конкуренция необходима»

(выдержка из интервью)

Татьяна Лысова
Наталья Костенко

— На недавней встрече с членами Общественной палаты вы признали, что судейское сообщество превратилось в железобетонную корпорацию, которая неспособна уже к самоочищению. Это ваши слова. Какие у вас есть предложения, планы по исправлению этой ситуации?

— Действительно, мы сделали много полезного, защищая суды и отдельных судей от вмешательства в их деятельность различного рода заинтересованных сил. В то же время я считаю, что на эту ситуацию надо смотреть более прагматично. Можно ли себе представить, чтобы судья в каком-то европейском государстве или в США пошел пообедать в ресторан с адвокатом по делу? Я думаю, что нет. Он рискует потерять все, поэтому он никогда так не сделает. У нас это сплошь и рядом. Я не говорю, что в этом случае обязательно есть прямая коррупция. Но должны быть такие юридические конструкции, которые снимают обеспокоенность о чистоте профессионального облика поведения судьи.

Судьи — это отдельная категория облеченных властью лиц, и к ней нужно относиться очень внимательно и уважительно. Но они не должны быть забронированы от любого контроля. На этот счет есть целый ряд идей, и некоторые из них сейчас в работе.

— Нам известно, что есть идея разрешить оперативно-розыскную деятельность в отношении судей, что означает снятие иммунитета. Одновременно предлагают ввести, например, пожизненное назначение судей или, наоборот, сделать должность выборной.

— Не забегайте вперед. Могут быть рассмотрены разные идеи, но нельзя перегнуть ни в одну, ни в другую сторону. Если судьями можно будет манипулировать через правоохранительные органы — это будет другой крайностью. Я постараюсь найти какой-то оптимальный для сегодняшней ситуации механизм.

— На той же встрече говорилось и о крайне низком доверии людей к судьям и судебной системе. Не усугубляют ли эту ситуацию случаи, когда по громким и резонансным делам выносятся решения, мягко говоря, вызывающие вопросы? Например, в решении суда по делу Ходорковского и Лебедева экономическая деятельность получила столь абсурдную интерпретацию, что это может напугать любого бизнесмена. Должны ли сами судьи отвечать перед обществом за подрыв доверия к себе?

— Насчет ответственности судей я уже сказал. Я считаю, что она должна быть безусловная — дисциплинарная и в определенных случаях уголовная. В прошлом году, кстати, часть уголовных дел закончилась осуждением судей. Безусловно, неправосудные приговоры подрывают доверие ко всей судебной и даже правовой системе в целом. В этом сомнений быть не может. Но я надеюсь, что вы не ждете от меня оценки не вступившего в законную силу приговора в отношении Ходорковского и Лебедева.

Теперь в отношении общей атмосферы. Для меня более важна картина в целом, чем отдельные ее части. И эта картина меня, мягко говоря, не вполне устраивает. Сегодня значительное число представителей бизнеса, а не только упомянутые вами люди, отбывают наказание по экономическим составам — весьма и весьма строгое. И если уж говорить о проверке законности и обоснованности таких решений, то она должна затрагивать целую совокупность подобного рода составов преступлений. Я специально потребовал от Генпрокуратуры данные: у нас есть представители бизнеса, совершившие не очень крупные хищения, мошенничества или отмывания доходов, полученных преступным путем, которые подверглись очень жестким санкциям — по 10, по 15 лет заключения. Поэтому ситуацию в сфере правосудия неправильно сводить только к теме Ходорковского и Лебедева. Нам нужно посмотреть на практику применения уголовного законодательства по экономическим преступлениям. Я эту практику начал менять. Во-первых, далеко не всегда нужно сразу же сажать в тюрьму, чтобы в сизо под давлением следствия они давали нужные показания. Поэтому я и предложил ввести альтернативные меры пресечения. Сейчас эта тема развивается — это и залоги, и ограничение свободы, и домашний арест. С другой стороны, я покривил бы душой, если бы не видел и в этом определенных издержек. Должен быть баланс интересов гражданина, который занимается бизнесом и который может стать фигурантом уголовного дела, с одной стороны, и интересов следствия — с другой. Мы сейчас находимся в поиске этого баланса. В любом случае я рассматриваю эти изменения как благоприятные. После принятия этого закона в 26 субъектах Российской Федерации ни разу не было применено заключение под стражу в отношении бизнесмена, ни разу. И количество арестов снизилось по стране на 20%.

ПОЛИТИКА И ОБЩЕСТВО
Противодействие коррупции
Ответственный суд
Эффективная власть
Свобода совести
Историческая справедливость
Профессиональная армия
Права частных работодателей
Порядок на дорогах

 

 

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
Конституция РФ
  Гражданский кодекс РФ
  Бюджетный кодекс РФ
  Налоговый кодекс РФ
  Трудовой кодекс РФ
  О Правительстве РФ
  О Центральном банке РФ
  О валютном регулировании
  О противодействии легализации (отмыванию) доходов
  Об ОСАГО

 

 

Проект национального развития некоммерческое учреждение разработки и реализации эффективных реформ

ПРОЕКТ НАЦИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

Программа реформ   Важные достижения   Устав   Участники Проекта