ЭКОНОМИКА
Справедливые налоги
Фонд развития (Стабфонд)
Свободный рубль
«Чистые» деньги
Ответственная курсовая политика
Отказ от стерилизации ликвидности
Запрет госзаймов
Ограничение квазидолга страны
Приватизация производств
Рыночный контроль цен
Надежность банковской системы
Возврат «замороженных» вкладов

 

АКТУАЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ

 

Версия для печати

Политический журнал № 1 (178)

21.01.2008

Без вины виноватые

Дарья ЧЕРЕПАНОВА


Я была еще ребенком, когда отец купил свою первую машину. Это была шведская «Вольво» – не очень дорогая, но надежная и вместительная модель. Она быстро стала мне родной – на ней мы ездили на подмосковную дачу, на рыбалку в Астрахань, на экскурсии в Северную столицу и по Золотому кольцу, иногда отец разрешал мне порулить на безлюдной дороге… В общем, эта машина была для меня чем-то вроде источника событий, всегда добрых и запоминающихся. И я до слез переживала и переживаю до сих пор расставание с ней – три года назад отец приобрел себе новый автомобиль, а старенькую «Вольво» отдал знакомой фирме для перевозки продуктов. Впрочем, прожила она там совсем недолго.

Инспекторская добыча

Весной позапрошлого года моя милая «Вольво» была страшно изуродована в аварии. Ею управлял тогда Кирилл Кантухин (фамилии этого и других участников дорожно-транспортного происшествия изменены). Произошло это днем 22 марта 2005 г., когда Кирилл, дождавшись зеленого сигнала светофора, пересекал со скоростью 20–30 км/час – так потом было зафиксировано в справке ГИБДД – широкое Варшавское шоссе, одно из самых широких в Москве. И почти пересек его. Почти – потому что в самом конце пути в правый бок «Вольво» врезался японский автомобиль «Мицубиси». Он выскочил неожиданно с Варшавского шоссе в «окно» между стоявшими у светофора машинами, и его скорость в момент столкновения превышала разрешенную в городе. Удар был настолько сильным, что тяжелую «Вольво» протащило с десяток метров влево, где она задела «Жигули», которые ехали по встречной полосе. Если бы «Вольво» не оказалась на пути безумного «Мицубиси», то тот наверняка сам бы со всей дури влетел в бок «Жигулей».

Инспектор ГИБДД появился оперативно. Оценив обстановку на месте и получив короткие пояснения Кантухина, он подошел к виновнику происшествия – водителю «Мицубиси». Им оказалась очень миловидная дама – Елена Младоясина. Та свою вину сразу же стала отрицать – мол, выехала на перекресток на зеленый свет, а водитель «Вольво», вероятно, не заметил ее из-за остановившегося слева от «Мицубиси» грузовика. Между тем даже ее пассажир при всех свидетелях сказал: «Ну что тут врать-то, когда и так все видно!»

Опросив еще и водителя «Жигулей» Бородюка – тот также был полностью уверен в виновности Младоясиной, – инспектор вернул Кантухину его права и выдал справку об участии в ДТП, а сам принялся заполнять на Младоясину протокол об административном правонарушении. Но тут Кирилл совершил, как это выяснилось позднее, роковую ошибку. Он проявил гражданскую сознательность и обратил внимание инспектора на подозрительное поведение виновницы аварии за рулем: она пыталась проскочить перекресток на красный свет на большой скорости, и что самое главное, «вслепую», не видя обстановки на нем. А ведь в условиях города это совершенно дикий, смертельный трюк, на который не пойдет ни один водитель, если он трезв и в своем уме!

Инспектор, видимо, сразу же почувствовал запах крупной добычи. Он грубо отказался проводить освидетельствование и отправил Кантухина восвояси. Тот дождался эвакуатора и уехал сопровождать искалеченную «Вольво» в автоклинику, оставив инспектора и виновницу аварии наедине...

Без комментариев

Вскоре, 20 мая 2005 г., Кантухина вызвали в Нагатинский районный суд (по месту его жительства). Кирилл шел на него, уверенный в собственной победе. Наивный.

Среди материалов, которые сотрудники ГИБДД предъявили суду, не оказалось протокола об административном правонарушении, составленного на месте происшествия (его копию должны были в день аварии передать под роспись тому, кто в ней виновен). Протокол бесследно исчез. Зато появился другой – от 12 мая 2005 г. Будет справедливо назвать его подложным: в нем утверждалось, что, хотя Кантухин и ехал на зеленый сигнал светофора, он не уступил дороги транспортному средству, завершающему движение через перекресток, и тем самым нарушил требование пункта 13.8 Правил дорожного движения (ПДД). Следовательно, именно он виновен в аварии, и будто бы такой вывод был сделан после многодневного административного расследования.

Шокированный этим неприятным известием, Кирилл пытался было возражать, что, мол, не мог автомобиль «Мицубиси» «завершать движение», коли для него это было самое начало перекрестка, – ведь именно там произошла авария (да посмотрите вы на схему места происшествия!). Его поддержал единственный присутствующий в суде незаинтересованный свидетель Бородюк. Он уверял, что никак нельзя считать «Мицубиси» «завершающим движение», потому что тот движение по перекрестку еще и не начинал, когда включился разрешающий сигнал светофора для его «Жигулей» и «Вольво». Свидетель так и заявил: «Когда включился зеленый сигнал для меня, автомашины «Мицубиси» на перекрестке не было».

Даже Ольга Хомякова – пассажирка «Мицубиси» и родственница Младоясиной – в своих показаниях фактически подтвердила справедливость версии о невиновности Кантухина: «Когда наш автомобиль выехал на перекресток, неожиданно произошло столкновение. Расстояние было настолько мало, что Младоясина не успела ничего предпринять». Этим она также определила место столкновения автомобилей в самом начале движения «Мицубиси» через перекресток. В противном случае было бы вполне достаточно времени, чтобы успеть заметить «Вольво», медленно пересекшую к моменту аварии чуть ли не все шоссе.

Упрямо доказывать свою невиновность продолжала лишь Младоясина, да и то она вновь неосторожно упомянула остановившийся слева от нее грузовик. Но ведь грузовик почему-то остановился перед перекрестком, в отличие от обогнавшего его «Мицубиси». Значит, в тот момент светофор не позволял им двигаться дальше!

Кирилл попытался было еще спорить, просил приобщить к делу фотографию разбитой «Вольво», ведь вид ее повреждений тоже доказывал абсурдность предъявленных ему сотрудниками ГИБДД обвинений, но федеральный судья О.Г. Чубарова категорически отказалась его слушать. Зато она в мотивировочной части своего постановления честно привела показания участников происшествия, однозначно доказывающие вину Младоясиной, и перечислила документы, каждый из которых, кроме вывода подложного протокола, также обвинял ее. Однако она никак их не прокомментировала – что, кстати, противоречит обычной практике составления судебных вердиктов – и в заключение, будто в насмешку над здравым смыслом, указала: «Оценив все доказательства в совокупности, суд приходит к твердому убеждению о виновности Кантухина».

Через месяц, 22 июня 2005 г., судья Московского городского суда Е.Н. Нетерина, не найдя «нарушений, влекущих за собой отмену постановления», оставила его без изменений, и оно незамедлительно вступило в силу. Кантухин заплатил административный штраф в 800 рублей, а компания, чьим полисом ОСАГО он владел, перевела 120 тыс. руб. на ремонт «пострадавшего» «Мицубиси». Вскоре Кантухин свыкся с чувством разочарования в доморощенном правосудии и успокоился. А зря.

Помощь депутата

В ноябре 2005 г., обнаглев от безнаказанности, Младоясина и Хомякова направили Кантухину иски о компенсации им дополнительных расходов на ремонт «Мицубиси», ущерба здоровью и морального вреда на общую сумму около 240 тыс. руб. В качестве соответчика был назван мой отец – собственник «Вольво». Разумеется, добровольно платить никто не собирался, и вымогатели обратились с исками в Чертановский районный суд г. Москвы, по месту совершения ДТП. В обоснование претензий были приведены выводы из протокола ГИБДД и постановления Нагатинского и Мосгорсуда о вине Кантухина. У совсем небогатого Кирилла появилась перспектива полного финансового разорения.

В попытке защитить себя от новой незаслуженной напасти Кантухин направил письма в адрес отдельного батальона дорожно-патрульной службы и начальника управления внутренних дел, курирующего этот батальон. Он умолял их тщательно изучить материалы дела и отменить подложный протокол, который послужил поводом для судебного решения. Кирилл обратился также к прокурору Южного административного округа Москвы с просьбой опротестовать само незаконное постановление Нагатинского суда. Каждый из запросов сопровождался подробнейшими аргументами, цитатами из показаний и копиями документов. Ответы пришли ото всех, и написаны они были как под копирку – «оснований для пересмотра дела нет, поскольку оно обосновано постановлением суда». Круг безысходно замкнулся.

Мой отец рассказал обо всем этом депутату Госдумы, члену фракции «Единая Россия». Тот направил официальный запрос генеральному прокурору РФ со всеми приложениями и пояснениями. Но даже ему пришла формальная отписка – тогдашний прокурор Москвы А.И. Зуев в своем письме от 27 апреля 2006 г. сообщил, что «вина Кантухина подтверждается протоколом об административном правонарушении, схемой места происшествия, показаниями потерпевших, свидетеля, а также другими материалами дела» и «при таких обстоятельствах оснований для вмешательства прокуратуры не имеется». Значит, его помощники и он сам не удосужились даже поверхностно ознакомиться с документами. Их совсем не удивила полная абсурдность судебного решения – водителя наказали за «неуступчивость» транспортному средству, несущемуся с запредельной скоростью и якобы завершающему движение через перекресток почему-то в самом его начале, когда сам же наказанный водитель завершал такое движение, причем на малой скорости.

Поруганная надежда

К своей чести, депутат проявил настойчивость. В повторном запросе он прямо указал на грубые процессуальные нарушения в рассмотрении дела и предположил фальсификацию документов и сговор сотрудников ГИБДД с одним из участников ДТП.

Что сработало – открытая жесткость формулировок или неожиданно произошедшая тогда смена высшего руководства Генеральной прокуратуры, неизвестно, но новый заместитель генпрокурора С.Н. Фридинский не стал заниматься отписками, а наконец-то разобрался с делом по существу. Он направил в Мосгорсуд протест в порядке надзора на прежние решения судов. Протест был рассмотрен заместителем председателя Мосгорсуда А.И. Паршиным. Тот в своем постановлении от 5 сентября 2006 г. установил, что именно «автомобиль «Мицубиси» выехал на перекресток на красный сигнал светофора», и поэтому отменил неправедные судебные вердикты. Истинную виновницу аварии он не привлек к административной ответственности лишь по причине истечения срока давности для такого привлечения. Но понятно, что это не освобождало ее от гражданских исков.

Обнадеженные этим решением, Кантухин и мой отец вручили Чертановскому суду встречный иск о компенсации вреда, нанесенного им в результате нарушения ПДД Младоясиной. Справедливость должна была восторжествовать!

Заседание суда под председательством Н.Е. Серкиной состоялось 30 января 2007 г. В ходе его все заявления Младоясиной и ее адвокатов превращались в жалкие попытки хоть как-то оправдать очевидную ложь. И судья согласно кивала, когда слышала ответы Кантухина и аргументы моего отца. Казалось, что теперь вся интрига осталась только в одном – сколько суд решит взыскать с истинных виновников аварии.

Не тут-то было! После короткого совещания с самой собою судья огласила вердикт: признать виновником аварии… Кантухина. Правда, она на целый порядок снизила материальные требования Младоясиной и Хомяковой, вероятно, полагая, что оспаривания такого решения не последует – дороже обойдется. Потом больше двух месяцев тянула с подготовкой мотивировочной части своего решения и передачей его участникам процесса. Наверное, пыталась найти хоть какие-то «факты» для включения в этот документ. Не нашла и потому сама их выдумала – написала, что будто Младоясина проехала «около 14 м, пересекая перекресток до места столкновения». Между тем длина всего пересекаемого ею перекрестка составляла лишь 12,3 м, а авария, судя по всем документам и показаниям, произошла примерно в 30 метрах от выезда Кантухина и в метре от выезда Младоясиной на это пересечение.

«Неподкупный» надзор

Кантухин и мой отец подали в Мосгорсуд кассационную жалобу, будучи уверенными в том, что Младоясина со своими адвокатами не сможет подкупить суд и тот не станет защищать явно несправедливый вердикт районного судьи и идти против прежнего решения своего руководства. В этой жалобе на нескольких страницах очень подробно были перечислены многочисленные процессуальные нарушения Чертановского суда. Ее рассматривала 26 июня 2007 г. коллегия из трех судей. Видно, они очень торопились, коли дали на выступления сторон лишь по две-три минуты. За это время не удалось почти ничего, кроме демонстрации схемы ДТП. Эта схема была красочно представлена на большом листе, и из нее было видно, кто и как двигался по перекрестку до аварии, и безошибочно определялся виновник этой аварии – Младоясина.

Но эта схема совсем не заинтересовала судей. Было понятно, что они привыкли ставить на поток подтверждение решений нижестоящих судов. Тогда мой отец привел несколько цитат из постановления Паршина с указанием вины Младоясиной. Почувствовалось, что это их «зацепило», и они начали было интересоваться делом по существу. Но тут оживилась прокурор И.Б. Любимова (представители прокуратуры обычно присутствуют на заседаниях суда в рамках осуществления от имени Российской Федерации надзора за исполнением действующих законов, за соблюдением прав и свобод человека). Она сообщила суду, что лично и досконально изучила материалы дела, и тоже занялась цитированием документов. Однако приведенные ею слова Кантухина, будто бы сказанные им сразу же на месте ДТП, оказались тривиальной фальсификацией, перестановкой слов в фразе. Получилось, что якобы не Младоясина, а именно он проехал по перекрестку лишь один метр до момента аварии (наверное, остальные три десятка метров он летел по воздуху навстречу «Мицубиси»). Этими словами прокурора судьи были введены в заблуждение, и они подтвердили решение Чертановского районного суда.

Экстрим по-российски

Вот как, оказывается. Если у вас не хватает адреналина в крови, можете разбавить ее алкоголем или накачаться наркотиками, сесть в автомобиль и смело лететь на нем через все перекрестки, не разбирая светофоров. Коли случится авария, останьтесь наедине с инспектором, вручите ему на память приятный сувенир. В знак благодарности он проведет «кабинетное» расследование и назначит вас потерпевшим, которому не уступили дорогу. Такое приключение, пожалуй, намного интереснее какого-нибудь сафари и обойдется вам намного дешевле. Ваша машина будет отремонтирована по страховому полису ОСАГО, да еще вам обеспечат солидную компенсацию вреда здоровью и морального ущерба за счет назначенного ГИБДД и судами «виновника аварии».

Так моя бедненькая, еле живая «Вольво» вновь дала мне уйму новых знаний – и о выгодных развлечениях на дорогах, и о сотрудниках ГИБДД, судьях, прокурорах, то есть о тех, кому в нашей стране доверено защищать справедливость.

ПОЛИТИКА И ОБЩЕСТВО
Противодействие коррупции
Ответственный суд
Эффективная власть
Свобода совести
Историческая справедливость
Профессиональная армия
Права частных работодателей
Порядок на дорогах

 

 

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
Конституция РФ
  Гражданский кодекс РФ
  Бюджетный кодекс РФ
  Налоговый кодекс РФ
  Трудовой кодекс РФ
  О Правительстве РФ
  О Центральном банке РФ
  О валютном регулировании
  О противодействии легализации (отмыванию) доходов
  Об ОСАГО

 

 

Проект национального развития некоммерческое учреждение разработки и реализации эффективных реформ

ПРОЕКТ НАЦИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

Программа реформ   Важные достижения   Устав   Участники Проекта